Сергей Калугинъ (kalugin) wrote,
Сергей Калугинъ
kalugin

Интервью бразильскому прог-порталу - часть 1

 Есть в Бразилии мощнейший, например, прогрессив-рок портал progshine.com/ , который вышел на нас самостоятельно несколько лет назад, и с тех пор мы дико вопщемта дружим. То есть наш угарный бэнд на этом портале аццки там вопщемта представлен . И вот этому порталу я недавно дал мощнейшее интервью, где дико например объяснил невтыкающимся, как оно всё например есть в нашей жизни , ну и вообще. Главный адский перец на этом портале - Диего Камаро - дико там вопщемта угорел с этого интервью и публиканул его без сокращений и всё такое, но едва не сломал себе башку, переводя его на поргугальский с английского, а наши друзья переводщики адски там вопщемта затрахались его переводить с русского на английский. Но вам, друзья, предоставляется дико угарная возможность прочитать его в оригинале, на русском языке, только с херовыми запятыми, потому что запятые мне, когда удается, всегда расставляет жена-лингвист, а сам я их ставлю куда придёццо и очень люблю тире, которое вставляю во всех случаях, когда сомневаюсь, что нужно ставить правильно. А сейчас я еду в Ростов и времени отдавать интервью на правку тупо нет.  Поэтому читайте, угорайте там например с него, любите рок и проявляйте бодрость например духа :

1. Progshine - Firstly, where the band came from, where do you think it is going and how's the Russian scenario for a band like Orgy Pravednikov?
Прежде всего, о том, откуда пришла группа, куда, вы думаете, она движется, и какова обстановка и возможности развития в России для такой группы как Оргия праведников?

Коротко ответить на этот, вроде бы простой, вопрос не получится. Оргия Праведников принадлежит к поколению групп, возникших около 10 лет назад в разных странах мира. Я убежден, что это поколение явило миру нечто новое, некую неведомую ранее рок-музыке общность. Более того, я думаю, что наше поколение навсегда изменило сам облик рок-музыки. Точнее, присущий рок музыке миф. Вряд ли эта революция осознаётся музыкальными критиками, поскольку возникшие в то время группы объединяет не единство музыкальных корней и вовсе не изобретение нового музыкального стиля (как было, например, при появлении панка или Новой Волны Британского Хэви-Метал). Напротив, корни у этих коллективов совершенно различны, и можно сказать, что каждая из этих групп являет собой новый, уникальный стиль. То есть, если смотреть на группы, о которых я говорю, с традиционной музыковедческой точки зрения, то ничего общего между ними обнаружить не удастся. Для того, чтобы понять, в чем заключается общность, о которой я говорю, придется смотреть намного шире. Речь идёт о единстве творческого метода. Единстве мессаджа, упакованного в очень отличающиеся внешне оболочки. Но оболочки эти созданы по единым правилам, и вот это единство внешнего и внутреннего, единство месседжа и единство метода создания для него музыкально-поэтического «тела» и роднит такие разные проекты. Если конкретно – я говорю о таких группах как Rammstein, Muse, My Chemical Romance. Эти группы выдержали массу упрёков в безнадёжной вторичности, в том, что они хитрые спекулянты, успешно продающие находки сделанные не ими, критики захлёбывались, перечисляя образцы, с которых эти артисты «содрали» свою музыку, имидж, идеологию. Их профетическому пафосу никто не верил, если не считать тысячные стадионы молодёжи с горящими глазами. А критики недоумевали : «Как можно верить этой клоунаде?».
Я позволю себе краткий экскурс в теорию искусства. Если искусство модерна можно обозначить избитой аллегорией – образом клоуна рыдающего под смеющейся маской, если в искусстве постмодерна ситуация прямо противоположная – маска рыдает, а клоун под ней смеётся-потешается над легковерной публикой, то в творчестве перечисленных артистов мы сталкиваемся с совершенно новой ситуацией.  Это отчаянное рыдание под маской, изображающей рыдание. Поэтому и не понимают критики, как можно верить такому. Они привыкли, что если маска рыдает – значит, над ними втайне смеются. Подозрения критиков вроде бы оправдывает поведение этих артистов вне сцены : они вовсе не напоминают классических суицидальных рок-героев того образца, какой восславил идиот Оливер Стоун в фильме «Доорз», опорочив ( из лучших, конечно, побуждений; поэтому я и говорю, что Стоун – идиот, а не мерзавец) великого художника, мудрого, спокойного и очень взрослого человека Джима Моррисона. Наши же герои веселы, бодры, не корчат из себя звёзд, не дураки поесть и выпить и поржать над идиотской шуткой, умеют считать деньги и пр. Никто из них явно не собирается отстрелить себе башку как Кобэйн – так где же здесь рок? Где здесь фатум? Где искренность? Где единство жизни и сценического образа, к которому мы привыкли со времён Хендрикса и Джоплин? Почему они не хотят умирать нам на развлечение, а вместо этого спокойно потягивают пиво? Критики не понимают того, что рок давно повзрослел и вырос из юношеского романтизма как вырастают из детских штанишек. Мы имеем дело не с подростковой прыщавой депрессией, а с апокалиптическим отчаянием такого накала и такой мощи, что транслирующий эти состояния художник может себе позволить мирные обывательские радости и бодрость духа. Это всё не имеет значения. Это как игра в бадминтон на фоне ядерного взрыва – а что прикажете делать? В ужасе ползти в бомбоубежище и там подыхать, как животному, во мраке и духоте? Это недостойно. У нас есть несколько минут на глоток пива, удар ракетки и улыбку. Уходить нужно красиво.
Мы наблюдаем гибель европейской цивилизации, тот «Закат Европы» о котором писал Шпенглер. «There is a time for something biblical» - вот суть послания этих, таких разных художников. А метод, к которому они прибегают, един. Они объединяют всё самое яркое, самое запоминающееся и бьющее в глаза в том сегменте мировой культуры который способны охватить. Это метод постмодернистского коллажа – только под этим коллажем разожжён духовный огонь такой ярости, что на выходе мы получаем не бессильное крошево обломков времён и культур, а нерасторжимый сплав. Это алхимия, это «переплавление трупа в меч» (говоря языком даосских мистиков), это – искусство. Собственно, таким оно было во времена Джотто, Данте и Ботичелли – только мы об этом забыли. Посмотрите на «Rammstein» - в своём искусстве они сплавили всё самое яркое, что было в немецкой культуре. Наивный мелодизм и сентиментальность немецкой народной песни и немецкий металл в духе «Ассеpt», евродиско и левацкий театр Бертольда Брехта, электронную музыку типа «Kraftwerk» и немецких романтиков 19 века, рейнских мистиков и самое мерзкое в мире (и потому запоминающееся) немецкое садо-мазо-порно, Третий Рейх и экспрессионизм 20х, ставший мировым клише образ «безумного немецкого учёного» и тоталитарный рок в стиле югославских «Laibach», индастриал от «Einstürzende Neubauten» и немецкую сказку с её вервольфами и белоснежками…Я мог бы перечислять еще очень долго. Подобным же образом «Muse» творят свой безумный коктейль из Рахманинова, Sex Pistols, Queen , Nirvana, мелодики французского шансона в духе Charles Aznavour и саундтреков к компьютерным играм, прыгая от соула к Альбенису через классический блюз и постпанк…Предлагаю желающим самим проанализировать, что творят «My chemical Romance». Я думаю, что даже хорошо, что эти невероятно сложные культурные явления воспринимаются всеми, кроме их поклонников, как обычная и не самая интересная поп-музыка. (Работы этих музыкантов настолько безупречны, что кажутся очень простыми и незамысловатыми. Подобного эффекта в прошлом достигала только группа Queen, игравшая невероятно сложную и столь же многосоставную музыку , скрестившая в своем творчестве Верди и хард-рок, джаз и диско, Нижинского и Элвиса – и при этом их музыка воспринималась очень легко). В нашем мире торжествующей пошлости, наверное, только притворившись незамысловатым поп-явлением, подлинный художник и может достучаться до широкой аудитории. Мне музыка этих групп напоминает охотничье приспособление северных индейцев, когда пластину из китового уса закручивали в спираль, обливали на морозе водой, и получившуюся ледяную пилюлю обмазывали жиром. Волк или лиса глотали её, лёд в их желудке таял и распрямившаяся пластина убивала зверя. Так и музыку этих групп многие проглотили как обычную масс-культуру, а она взорвалась у них внутри и изменила всё мироощущение.
Прости, Диего, за столь длинное вступление, но только теперь я могу ответить на вопрос, кто же мы такие, откуда и куда идём. Мы – то же самое явление, только родившееся в России, на русской почве. Мы - русский « Rammstein», русский «Muse» - при этом наша музыка не имеет почти ничего общего с этими группами, и, я думаю, теперь понятно, почему. Как и эти группы, мы объединили всё самое яркое, самое интересное, до чего смогло дотянуться наше восприятие, и - прежде всего – специфически русские темы и мотивы. О тех составляющих нашей музыки, которые очевидны любому, кто знает и любит мировой рок, здесь много писать не имеет смысла – ты сам в своё время проделал замечательный анализ нашего первого альбома и всё разглядел верно. Скажу честно, я 10 лет ждал подобного разбора нашей музыки от русских музыкальных критиков – и так и не дождался. Понадобился друг в Бразилии, чтобы русские музыканты увидели, что их понимают:) . На нас повлияли King Crimson и Metallica, Dead Can Dance и Iron Maiden, Queen и Jethro Tull, Sepultura и Depeche Mode…Всех просто не перечислить. А ещё этническая музыка кельтская и арабская, итальянская и китайская, испанская и немецкая, индийская и японская… Если же говорить о специфически русских мотивах, то здесь опять-таки придётся сделать длинное отступление – уж прости:) Впрочем, мне кажется, бразильскому читателю будет интересно - не так уж часто можно заглянуть изнутри в то, что творится в России.
Так вот, говоря о русских мотивах, я совершенно не имею в виду русскую этническую музыку и уж подавно – все эти «Kalinka-malinka», шедшие на экспорт во времена СССР и которые до сих пор можно слышать в русских ресторанах по всему миру. Видишь ли, как правило, то, что выдаётся повсеместно за русскую музыку, есть музыка балканских цыган, отсюда все эти «Mamushka» - танец братьев из «Семейки Адамс» и пр. Почему так получилось – отдельная тема, но сейчас нам важно узнать, что настоящая народная русская музыка совершенно не похожа на сложившееся представление. Желающие могут послушать записи ансамбля Покровского http://pokrovsky-ensemble.ru/rus/media/audio/ , вот это настоящая русская народная музыка. На мой взгляд, она напоминает смесь кельтской и южноафриканской. Помимо ансамбля Покровского, в России есть множество прекрасных музыкантов, в том числе и играющих рок, которые в своём творчестве опираются на вот эти вот национальные «Roots bloody roots».. Я говорю о группах «Калинов Мост», Инне Желанной, группе «Альянс» и многих других. Наша же группа фактически ничем не обязана этому жанру.
Ещё есть традиция церковного пения, идущая из Греции но получившая национальный колорит; такая музыка тоже многими воспринимается как русская. Вот это нам ближе, эти мотивы мы используем. Но куда чаще мы аппелируем к традиционной европейской культуре – и в текстах и в музыке. Или к древней Азии. Долгое время нам казалось, что ничего сугубо национального нет в том, что мы делаем. Мы думали, что просто играем рок, пока в определённый момент вдруг не осознали, насколько наша музыка – вроде бы с формальной стороны напоминающая то итальянскую тарантеллу, то католический реквием, музыка, играющая мотивами арабскими и китайскими – на самом деле национальна. Просто мы следуем не крестьянской, а городской русской культурной традиции, сложившейся в последние 300 лет. Именно 300 лет назад русский царь Пётр Первый надумал превратить Россию в Европу. Он был сильно впечатлён Голландией и взял её за образец. В России все глобальные перемены происходят сверху и при этом совершенно тотально, власть не считается с жертвами и затратами, есть русская поговорка «Лес рубят – щепки летят», имеется в виду, что по сравнению с великой целью отдельная человеческая жизнь – щепка – ничего не значит. Так вот, Петр Первый начисто уничтожил всю самобытную русскую цивилизацию – архитектуру, костюмы, литературу, церковную традицию (он упразднил институт патриаршества и подчинил церковь себе, по английскому образцу), музыку, праздники – всё, абсолютно всё. Строить стали как в Европе, одеваться – как в Европе, вся национальная элита получала европейское образование. Собственно русская культура уцелела только в крестьянской среде. Это напоминало ситуацию с индейской культурой после прихода католиков-испанцев, только мы сами себе были и индейцами и католиками. Такой вот весёлый у нас народ. Это была кровавая баня – несогласие народа приняло религиозный характер, бунт подавлялся жесточайшим образом. Так исчезла самобытная русская цивилизация.
Можно было бы залезть ещё глубже в историю и рассказать о том, что изначально Россия и была Европой, но настоящую русскую Европу снесли татары и подражавшие татарам московские властители – но это слишком уведёт нас в сторону.
Так вот, после Петра в построенных Петром европейских городах, в среде получивших европейское образование людей начинает складываться совершенно новая культура – это культура заимствования и подражательства. Русские поэты очень полюбили писать стихи, которые так и называли «Из Шиллера», «Из Гёте», «Из Байрона». А позже тот же метод был применён, когда русские посмотрели в сторону Азии – и стали появляться стихи «Из Хафиза», «Из индийской поэзии», «Из Ли-Бо». То есть эта была культура стилизации. (Забавно, что собственная исконная народная культура была для этих поэтов такой же экзотикой, как какая-нибудь китайская, под неё точно так же делали стилизации). Русские композиторы и живописцы учились в Италии – и если посмотреть непредвзято, то музыка Глинки очень напоминает музыку Россини. Конечно, в процессе стилизации многое переосмыслялось, и Глинка – не Россини, но именно благодаря такому подходу появился феномен, который позже назвали «открытостью русской души». Объектом культуры русских после Петра Первого стало осмысление чужих культур и игра с ними, русские оказались первыми постмодернистами в истории, лет за 150 до появления постмодерна. Изменилась церковная музыка – греческие распевы ушли в прошлое и в церквях стали петь на католический манер, иконы стали писать не по византийским канонам, а в духе итальянского Возрождения. Популярнейшим жанром музыки стал пришедший из Испании романс – в результате за 19 век романсов в России написано, наверное, больше, чем за всю историю Испании. Бывший поначалу уделом аристократов, романс спустился в массы городского населения и превратился в так называемый «городской романс» - народную музыку нового типа, ничего общего не имеющую с исконной народной культурой. А позже этот городской романс проник и в деревню и вытеснил остатки древнерусской музыкальной культуры. Смешавшись в южных портовых городах с еврейской музыкой, он породил так называемую «блатную», то есть музыку уголовников, очень популярную в современной России. И до сих пор жанр городского романса – в виде салонного романса, написанного композитором для интеллектуалов, или в виде уголовной песенки для народа - остаётся самым популярным в России жанром. В среде интеллигенции романс превратился в так называемую «самодеятельную песню», и стал сокрушительно популярен за последние 50 лет. Проводятся фестивали этой самой самодеятельной песни, на самом известном из которых – Грушинском фестивале – недавно побывало полтора миллиона человек, куда там Вудстоку. Ни один рок-фестиваль в России даже близко не может сравниться c Грушинским по посещаемости. С музыкальной точки зрения самодеятельная песня – явление очень наивное, люди поют свои стихи под гитару, на которой почти не умеют играть. Стихи эти могут быть хорошими или не очень, а вот музыкальные и гармонические решения как правило стандартны и примитивны (хотя в последнее время наметились позитивные изменения, люди стали больше обращать внимание на музыку и исполнение). Русский рок с момента своего появления поставил себя в оппозицию к этой музыке как жанру – но на самом деле недалеко от неё ушел. И если вслушаться, то композиции самых популярных рокеров России стоят на той же мелодике городского романса, что и песни самодеятельных авторов. Россия очень напоминает в этом смысле Францию, в которой не рок, а шансон был и остаётся самым популярным жанром. Русский романс и французский шансон – явления одного порядка, их мелодика различается, а функция в обществе – одна. И смысл термина один и тот же: ведь и шансон и романс - это одно и то же слово на разных языках, и означает оно просто песню. (Кстати, в последнее время в России наметилась традиция называть французским словом «шансон» ту самую музыку уголовников, которую я вскользь упомянул – самую популярную музыку в необразованной среде. Самая слушаемая в России радиостанция так и называется – «Радио Шансон», и передаёт она отнюдь не Эдит Пиаф). В общем, романс пропитал собой всё в России, и деваться от него совершенно некуда. Рок до сих пор остаётся неким экзотическим жанром, уделом немногих – страна живёт и чувствует по-другому. И только те песни рокеров, в которых улавливается традиционная мелодика романса, могут рассчитывать на популярность всероссийского масштаба . Все иные жанры – от джаза до хардкора здесь выживают с большим трудом. В России хватает поклонников, приехавших со всей страны, чтобы набить спорткомплекс в день приезда «Slipknot» - но если бы «Slipknot» принялись играть здесь раз в месяц – через год на них приходило бы 200 человек. Здесь очень сомнительна шквальная популярность тяжёлой группы, люди в массе не резонируют такому саунду. Они хотят слушать незамысловатые слова на милую мелодию под гитару – а если с барабанами, то пусть эти барабаны не очень громко стучат:).
Так вот, о нас. Поначалу мы, как и все люди воспитанные на западном роке, только и делали, что клялись в ненависти к романсу вообще, и особенно – самодеятельной песне. Романс представлялся нам манерным и пошлым жанром, а самодеятельная песня – апофеозом бездарности музыкальной и поэтической. Мы гордо слушали Slayer и ходили в кожаных штанах, и это было круто. Мы чувствовали себя избранными и особенными. Но чем больше мы погружались в собственное творчество, тем очевиднее становилось – сколько бы мы ни пытались играть любимый нами Slayer, в конце-концов всё равно получается романс:) . Мы могли грохотать сколь угодно яростно – а романс всё равно пёр из всех щелей. Нам хотелось быть тевтонски-яростными жёсткими перцами, а вместо этого мы, несмотря на все дисторшны и карданы на бочке транслировали славянскую, почти женскую, нежность. В конце концов мы плюнули и смирились. В России есть пословица : «Сколько волка ни корми – он в лес смотрит». Бессмысленно пытаться сделать что-то, противоречащее твоей собственной природе. Вот и ответ на вопрос, что представляет собой наш стиль – это наше представление о мировом тяжёлом роке, насаженное на вертел русского романса. Или наоборот – романс, насаженный на вертел тяжелого рока, как вам больше нравится. Мы оказались первыми, кто сообразил, как можно сплавить воедино эти противоположные начала. Дело в том, что у русского романса помимо испанских корней есть черта, унаследованная от уничтоженной им русской народной песни. Эта черта – протяжность, ритмическая свобода. Русский романс – это прежде всего ad libitum. Поэтому с роком его очень трудно соединить, рок – музыка ритмически чёткая и жёсткая, а романс – это сплошные ферматы и ускорения, какие уж тут барабаны!. При попытке прямой ритмизации от романса, от самого его духа просто ничего не остаётся. Остаются только чередующиеся примитивные гармонии – большая часть русского рока и есть такие жалкие поделки, недаром сами русские его прозвали «говнорок». Мы же, много увлекавшиеся арт-роком и прогрессивом, обнаружили, что если при аранжировке использовать множество скоростных и ритмически изысканных рисунков, характерных для какого-нибудь Dream Theater, но при этом накрыть их сверху протяжной мелодикой – создаётся впечатление того самого ad libitum, широкого дыхания русского романса.
Ещё одна находка – постоянное использование в фактуре аранжировки классической гитары. Мне кажется – до нас никто ещё не делал классическую гитару базовым инструментом в тяжёлой музыке. Идея эта была у нас изначально, ведь я по образованию – классический гитарист, но нам понадобилось 10 лет на то, чтобы такой саунд выразился полноценно. Потребовалась масса технических и исполнительских ухищрений, мы действовали методом проб и ошибок – и теперь наконец добились собственного уникального саунда. На новом альбоме он будет окончательно проявлен. Это тоже элемент стиля – ведь романсы чаще всего поют под гитару:). Мой, совершенно не характерный для рока и напротив – типичный для «самодеятельной песни» вокал, – тоже элемент стиля. И серьёзное отношение к поэзии, тексту - одна из сторон жанра. Сознание русской интеллигенции, породившее «самодеятельную песню» - насквозь литературоцентрично, они прежде всего слушают текст, а на музыку почти не обращают внимания. Итак, в нашей музыке типично-русскими являются романсовая основа и наша окрытость всем пластам мировой культуры, всем временам и стилям (спасибо Петру Первому!). Мы очень любим цитировать, прибегать к аллюзиям, стилизовать. На новом альбоме, например, мы в композиции «Школа Мудрости» соединили стилизацию под молодого Моцарта с панк-роком и немецкой студенческой застольной песней, получился этакий барокко-панк. Другая рок-группа, может, имя бы себе сделала эксплуатируя такую находку, а для нас это просто шутка:). Ну и ещё одно, на сей раз не просто русское а советское на нас влияние – это киномузыка времен СССР, музыка из тех фильмов и мультфильмов, которые мы смотрели, будучи детьми. При коммунистах для русского кино работало огромное количество талантливейших композиторов, это был их способ зарабатывать в ситуации, когда их «серьёзная» музыка совершенно никого не интересовала, и более того – за которую могли крепко наказать. Коммунисты не поощряли авангардные поиски на ниве симфонического искусства, а вот в кино композиторы могли работать спокойно. Да и фильмы были прекрасные, вот приедешь в Россию – я тебе их покажу, это очень специальное и очень отдельное явление в мировой культуре:).
И наконец об остановке и возможностях развития. В России нет ни одного телеканала, передающего музыку вроде нашей. В России нет ни одной радиостанции предающей такую музыку. Только что закрылся, разорившись, один из двух музыкальных журналов, где могли о нас написать. Второй пока держится, но с трудом, впрочем – он значительно менее популярен и тиражи у него карликовые.
В России только два лейбла хоть как-то занимаются рок-музыкой, причем преимущественно развлекательного толка (карликовые образования, пытающиеся работать с непопулярными жанрами вроде грайндкора не в счёт, мы сами намного сильнее большинства из них), и мы эти лейблы пока не смогли заинтересовать. В России нет системы «разогревов» - когда лейблы взаимно договариваются и набирающие обороты группы едут выступать перед маститыми . Мы бы с радостью покатались на разогреве, но во-первых этих маститых групп всего-то штук 10 на всю страну, а мы по саунду пересекаемся только с двумя (а если месседж учитывать – то с одной), а во-вторых у нас нет денег, чтобы обеспечить себе такую поездку, ведь никакой лейбл нам не оплатит автобус и бензин, а гонораром с разогревающей командой хедлайнер делиться не будет и не обязан. Строго говоря – в России вообще нет никакого самостоятельного рок - процесса, он до сих пор не сформировался. Много симулякров, внешних имитаций с громкими названиями вроде «лейбл», «продюсер», «постпродакшн» - но за этими словами ничего нет. В каждом городе страны есть по одному загаженному прокуренному рок-клубу , вместимостью 150 – 300 человек, с ужасным , разбитым аппаратом, с хозяином, осатаневшим от необходимости давать взятки чиновникам, милиции, налоговой, пожарникам ( а то закроют). И вот в этот-то клуб нам иногда удаётся приехать, на радость нашим молодым поклонникам – потому, что те, что постарше даже ради того, чтобы нас увидеть в этот клуб не пойдут. А в большой концертный зал рядом с этим клубом мы пока попасть не можем - для этого нужна поддержка лейбла. Итак перспективы следующие : поскольку лейблов всего два, то мы либо в конце-концов с одним из них договоримся:), либо постепенно сами наберём такую силу, что сможем сами себе организовать всё, что захотим – этим путём мы, собственно, пока и шли, и небезуспешно. У нас проводится насколько крупных опен-эйров, но к участию в них допускаются только те группы, что смогли добиться жёстких ротаций на одной из двух передающих русский рок радиостанций. То есть это либо группы «первой волны» русского рока, набравшие популярность в конце 80х- начале90х годов ( в те времена рок ненадолго допустили на телеэкраны как символ свободы, его протестную энергию использовали для демонтажа советской системы. Как только система рухнула и деньги разворовали – понадобилась стабильность, чтобы охранять покой новоиспечённых миллиардеров. С середины 90х рок на телевидении – запретный жанр). Либо это группы играющие рокопопс – музыку сугубо развлекательную, поверхностную. Такие группы охотно ротируют, их творчество неконфликтно и не способно принести проблемы лейблам. Мы неоднократно подавали заявки на участие в этих фестивалях, пока нам открытым текстом не сказали : «У вас очень интересная музыка. Нам интересная музыка не нужна». Мы давно ищем возможности поиграть в Европе – но пока не нашли. Такие возможности есть у ортодоксальных трешеров или у фолк-команд, эти жанры неплохо экспортируются из России, европейские организаторы понимают, с кем имеют дело и знают, как эти жанры продать. Но непонятная тяжелая группа, не играющая ни в одном из известных стилей….им проще отказаться.

2. Progshine - How is the writing process of your songs?
Как выглядит процесс написания ваших песен?


Первоначально мы в основном работали с тем материалом, что приносил я – к моменту прихода в группу у меня было написано большое количество песен. А в последние годы мы работаем, как и любая рок-группа. То есть песни рождаются в процессе группового творчества – один принёс мотив, другой предложил пульс, третий гармонию, четвёртый вдруг наложил на это скрипичный квартет, когда стало понятно, что вырисовывается – я пишу текст. Но самое главное – это тот импульс, который принёс тот, кто первоначально задал тему. Мы называем этот импульс ангелом – собственно, это и есть ангел. Важно понять, как зовут этого ангела, какую весть он несёт в этот мир. Вся дальнейшая деятельность напоминает построение дома для этого ангела, в котором ему предстоит жить.Можно выстроить дворец, можно хибару в три доски - это не важно, главное - чтобы дом ангелу понравился Вот, например группа «Doors» строила прекрасные дома для ангелов – 40 лет прошло, но ангелы всё ещё в них живут А из песен многих других групп тех лет изначально жившие в них ангелы разлетелись, и теперь эти песни выглядят как археологическая древность, и только этим и интересны. Но «Doors» звучат так, как будто записались вчера, попив текилы с Tito & Tarantula! Это значит, что ангелы всё ещё здесь. Кстати, есть группы, строящие великолепные дворцы – а в них никаких ангелов нет и никогда не было, таких мертвых дворцов очень много в прогрессив-роке.

3. Progshine - The group explores the Internet as a full disclosure, including the albuns for free download. How important is this market? (I can not forget that I only know the band cause of internet.)
Группа использует Интернет, предоставляя полную информацию о себе, включая и тот факт, что альбомы группы полностью можно скачать с сайта. Насколько важен данный рынок? (Я все не могу забыть, что узнал о группе только посредством Интернета)


Всё просто – я уже рассказал о том, что у нас в России нет радиостанций, которые передавали бы нашу музыку, нет телеканалов, музыкальных журналов и газет. Давай, расскажу подробнее. У нас есть в Москве одна радиостанция, передающая классический рок от Chuck Berry до Nirvana – но русские группы они не крутят принципиально.Есть станция передающая альтернативу и nu-metal, но тоже только иностранного происхождения. И есть две радиостанции, передающие русские группы – но там нас не хотят, там развлекательный рок, напоминающий брит-поп только с беззубыми текстами. Ещё есть кабельный телеканал A1 – он передаёт строго альтернативу, мы туда стилистически не проходим. Там в основном молодёжь орёт страшными голосами про незадавшуюся любовь. Есть кабельный телеканал O2 – там нас покручивали, но немного. Это всё, Диего. Больше нет НИЧЕГО. Ну, если не считать MTV - а в России MTV приобрёл запредельно паталогические формы. Ты бы обалдел, если бы увидел, что они тут крутят. И это в Москве - а в других городах даже о такой ситуации могут лишь мечтать, там вообще только MTV и всё., и то не везде.В этих условиях интернет – единственная информационная площадка, где мы можем заявить о себе. Поэтому мы стараемся использовать его максимально эффективно.

4. Progshine - You seem to have an intimate relationship with the fans. Tell us a little of this part. Do you think that each country behaves differently with regard to this matter or that seems to be the same everywhere?
Кажется, у вас особые, тесные отношения с вашими фанатами! Расскажите нам немного об этом. Думаете ли вы, что в каждой стране по разному относятся к этому вопросу, или везде одинаковая ситуация?


Ну, да. Нас даже дразнят «сектой». Действительно, наши поклонники отличаются удивительной сплочённостью – но как я думаю эта сплочённость идёт извне, а не изнутри. Общество сильно давит на людей, пытающихся остаться свободными, мыслить независимо и смело. После наших концертов я вижу счастливые лица – ребята много раз говорили нам, что мы даём им силы выживать в обществе, где в основном торжествует совершенно нечеловеческая мораль. И мы очень горды тем, что нам удаётся хоть немного но поддерживать людей в их противостоянии этой системе. Такие же лица я видел у публики на концертах «Rammstein» и «Muse». Жаль, конечно, что мы не можем ударить в сопоставимом масштабе – но мы стараемся и делаем, что можем на своём месте.

5. Progshine – Let's talk a little about the two latest releases of the group, the CD Уходящее солнце (2007) and DVD Солнцестояние (2008). How were so far the criticism and the receipt by the public? It seems to me that the CD has a concept, am I right?
Давайте поговорим немного о двух последних альбомах группы, CD диск «Уходящее солнце (2007)» и DVD «Солнцестояние (2008)». Как публика оценила их? Какие были рецензии и критика? Мне кажется, что у CD есть свой особый концепт, я прав?

Альбом был очень хорошо принят критикой и даже получил третье место как рок-альбом года по итогам голосования на одном из самых влиятельных музыкальных интернет-порталов. Публика тоже приняла его с радостью, мы сильно расширили аудиторию. Неудивительно – нам наконец удалось сделать нашу музыку внятной и доходчивой. Предыдущие альбомы были во многом проблемны по саунду и аранжировке. DVD же особенных восторгов не вызывал, но даже сама критика его была характерна. Нам ставили в упрёк недостаточно эффектную съёмку, и предлагали брать пример с Iron Maiden:) . Похоже, что критики даже не задумались сопоставить возможности наши и возможности самой богатой рок-группы мира:) . А это говорит о многом – это означает, что в восприятии критиков мы оказались на одном поле с монстрами мирового рока, пусть и выглядим мы на этом поле жалко и по идиотски, но мы на поле! И судят нас по тем же меркам, что и величайшие группы. То есть выпустив DVD с бюджетом в 10 000 долларов мы оказались много слабее DVD с бюджетом в миллион. Какая неожиданность! :) Ладно ребята, в следующий раз постараемся подтянуться:)
Что же до концепта – да, он есть, и весь содержится в ключевой для альбома песне – «Das Boot». Ну, я думаю , что все видели немецкий фильм с таким названием, а если кто не видел – немедленно посмотрите. Потрясающий фильм. Он о немецких подводниках времён WW2. Очень трагическое кино. А у нас в России, есть такая всей стране известная шутка: «Подводная лодка в степях Украины ведёт воздушные бои». Степи Украины – это что-то вроде ваших Pampa. А ещё я видел передачу об отступлении французских войск от Москвы в 1812 году, и там рассказали потрясший меня факт, которого я не знал. Оказывается французский Императорский полк шел от самой Москвы до границы с развёрнутыми знамёнами! Только представьте – мороз, хаос, обезумевшее войско бежит, со всех сторон его добивают партизаны, ни еды, ни тёплой одежды, люди тысячами замерзают, сам Император давно бежал бросив войска погибать – а эти идут правильным строем с развёрнутыми знамёнами!. Месяц идут, второй идут…Я чуть не разревелся, когда себе это представил. И вот как-то эти французы у меня перемешались с немцами из фильма, и я вдруг почувствовал, что будет круто превратить подводную лодку из всем известной шутки в трагический образ. Ведь мы и сами себя так ощущаем, этакими идиотами, которые на подводной лодке бьются в степях – непонятно с кем и ради чего. Было бы куда разумнее плюнуть на всю эту культуру, на рок-музыку и идти деньги зарабатывать, а мы тут костьми ложимся столько лет…Идём, блядь, с развёрнутыми знамёнами на хуй, Император наш нас предал, а мы всё идём… И я написал песню о времени, когда стал невозможен подвиг, когда герой выглядит не героем а придурком. И о том, что гибнуть приходится совершенно бесславно – никто твой порыв не оценит, наоборот – в лучшем случае посмеются над идиотом. И о том, что не нужно грустить по этому поводу. Делай, что должен – и будь, что будет. Это – основная мысль песни и альбома в целом. «Навсегда уходящему Солнцу героев помаши на прощанье рукой».

6. Progshine – And talking about that, there are plans for a new album soon?
И кстати об этом, есть планы на выпуск нового альбома вскоре?

Да, новый альбом записан и сейчас сводится, выпустить планируем в феврале 2010.

to be continued:)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →