September 18th, 2007

Let me see your script

   Думаю, в моём предыдущем посте было много частностей, к которым можно прицепиться. Фиг с ними. Имеет смысл выразить основную мысль конкретнее. 
   Основанная Христом Церковь изначально имела сетевую структуру. Община, приход - ячейка такой структуры формировалась естественным образом как собрание близко знавших друг друга соседей или коллег по работе. Центром каждой ячейки было Таинство Хлебопреломления, священная Трапеза. Думаю, неравнодушные к Кочетков(щине)у с обеих сторон уже перевозбудились.Остыньте. Я о другом.
   Вот, Таинство свершилось. Причастились, агапнули, кто-то даже не упился ( вспомнив увещевания Апостола). Чем дальше заняться? Разумеется, ничего другого, как применить внутри общины собственные умения не придумать, если не предаться абсолютному безделью. А эти умения - и есть собственно то, что мы называем культурой. Вот один принимается разрисовывать стены крипты, другой - вырезает Чашу для следующей литургии, кто-то пишет стихи, кто-то кладёт их на музыку , кто-то разучивает с верными получившуюся песню, чтобы спеть её на утренней службе, кто-то шьёт священнику одежду поприличнее - а то обносился совсем, кто-то ,вспомнив полученное в гимнасии образование, закатил речь, а другой его поправляет - мол, в этом пункте ты, друг, чего-то заврался....Ну, потом, конечно приходят менты и всех вяжут, но речь не об этом. 
   Речь о том, что для человека естественно не только получить - но и отдать. Отдать то лучшее, что он умеет и имеет, возблагодарить за полученное - делом. Конечно, для творца такого масштаба как Творец  эти ответные дары в лучшем случае умилительны, как умиляемся мы подарку ребёнка. Но как же горько будет ребёнку, если мы не примем этот его наивный, по сути нам ненужный, дар! Ребёнок не хочет только получать, он хочет иметь возможность ОТДАТЬ. Это нормально, это правильно. И вспомните, как мы принимаем такие дары . Мы говорим, Петенька, спасибо тебе, прекрасная машинка (машинку эту вы сами подарили ему в прошлом месяце), она мне очень нравится, но сейчас мне очень нужно пойти на работу, а на работе мне всё равно поиграть не дадут, так что давай так - пока меня не будет, вы с Коленькой поиграйте этой МОЕЙ машинкой, а я, когда вернусь, тоже буду играть и радоваться. 
 Вот так и получается, что Нотр-Дам стоится Богу, а нужен он людям и важен он людям. Это наша игрушка, и нам с ней играть, и всё равно не мы её дарим - но нам её дарит Тот, кто дарит Всё, дарит нашими же руками. 
 Но сам момент дара, когда мы пытаемся отдать, - точка высшего напряжения, центр  нашего бытия. И сам Господь, отдавая Себя, нас призвал не брать, но отдавать. Поэтому хорошо, когда мы берём, когда творим "Сие" в Его воспоминание, но ещё лучше - когда мы отдаём и тем творим Его волю. Нам и брать-то необходимо для того, чтобы отдать. А КАК отдавать - мы тоже научены. Делать это нам следует не во имя своё, и даже не ради того, кому мы отдаём, но ради Того, кто всё сотворил. "Кто подал чашу нищему - подал её Мне". И православные знают, что напоить нищего - следствие: всё начинается с двух драхм принесённых в храм.
  И Храм возникает как результат этой отдачи, и всё прочее - больницы, школы, мастерские, дома - возникает лишь при условии начального действия по созданию сакрального Центра. Всю дорогу , основывая новое поселение, христиане, ютясь в землянках, начинали со строительства храма. Да и не только христиане - это общее. И ВОКРУГ храма вырастал прекрасный город.
 Почему этот резчик создал такой удивительный шкаф для нотариуса Н.? Ради злата? Ну да, зарплата никому не вредила. Но для одной зарплаты никто не будет так изощряться и так ложиться костьми. Смотрите, наверху (шкаф! просто шкаф!) вырезан Град Иерусалим, чуть ниже - Константинополь со всеми его куполами и башнями, и фигурки ангелов и святых, и четыре Евангелиста ....И удивительное перламутровое кружево покрывает всю поверхность...Такой вот шкафчик. Стоит в музее. Мы восхищаемся - ни фига себе шкапец! Что заставило человека такое наворотить? А всё просто. Делая этот шкаф, держал он в уме заказ на Алтарь, который он получил ( в прошлом, или рассчитывал получить в будущем, который делал одновременно со шкафом), или вспоминал тот Алтарь, что покрыл резьбой его непревзойденный Мастер, и робко надеялся достичь того же, вспоминал, что в соседнем квартале будут строить новый храм для цеха Фонарщиков, и надеялся, что о нём вспомнят и позовут принять участие в украшении этого храма....А под резцом возникал Константинополь со всеми его куполами и башнями, и вот мы теперь на это смотрим и вздыхаем - "Да! Такое сегодня повторить некому!"
   Ладно резчик - некоторым из них и сегодня везёт, но чаще нанимают халтурщиков, поскольку некому мастера от халтурщика отличить. Да и мастеров этих мало, для того, чтобы вырастить мастера нужна многолетняя традиция - а её только и делали, что ломали.
 Но человек моей профессии отдать Храму ничего не может. Не векторно - я сколько угодно могу направлять в сторону Храма свои потуги, но все они лягут мёртвым грузом на паперти, не пройдя сквозь каменные стены, туда, где пылятся труды философов и писателей, актёров ( где они, мистерии?) и художников, всего нашего ОРДЕНА, некогда сотворившего эти стены сегодня ставшие для нас неприступными. Получать мы можем, отдавать -нет. Это приводит к страшному внутреннему разрыву, центр нашей отдачи вынужденно переносится из Храма в точку, для того изначальлно не предназначенную. Для меня - на репетиционную базу и концертный зал, для художника - в мастерскую и на выставку. Отдаём мы здесь, а для человека, повторяю, важнее отдать а не получить. И репетиционная база и концертный зал начинают вынужденно приобретать храмовые черты - здесь мой Центр, моя община, здесь мы трудимся во Славу Божию или хотя бы пытаемся научиться это делать, не допуская лжи в дела и помыслы, здесь мы преломляем...селёдку и разливаем водку в память о Том, кто велел нам так поступать в Его воспоминание, вот зал - мы в нём Служим, вот наши прихожане, объединённые радостью и единомыслием.....Тьфу. Вот почему я говорю - не Орден ушел от Храма, Храм перепугался Ордена и того, куда его может занести и обезопасил себя. А на самом деле - заложил под себя бомбу, и бомба эта рванула. 
 Хорошо водопроводчику - сортир везде прорывает, и его могут позвать в храм его чинить. Меня не позовут никогда и ни за что. Мне отведена в лучшем случае участь балаганного зазывалы, стоящего перед воротами  и машущего руками : "Заходите люди добрые! там внутри - оченно интересно!". При этом время от времени из окна высовывается недовольная физиономия в бороде : "Чё разорался? Мы тебя просили об этом? Сделай милость, заткнись. И без тебя тошно." А другой ему из глубины : "Да ладно, оставь его. Пусть кричит, может кто и поведётся. Он же не со зла, так - по дури. Покричит да перестанет". А потом этот добрай выйдет украдкой, миску борща вынесет : "На, милок, поешь, а то надорвёсси невзначай...Люб ты мне, и крики  твои любы, но сам понимаешь....Эх..." Махнет рукой да и обратно уйдёт за стены. Такие дела.