March 19th, 2014

АР

У меня проблема с Господом Богом.
Я перестал его понимать.
Раньше всё ясно было. Встало Солнышко - слава Богу. и.т.п.
А потом пезданул гром, жена заболела, кто от умер и т.п.
И понял я. Что не всё то, что мне хорошо, хорошо ему и наоборот.
О открылась мне великая истина - что его пути не наши пути и его мысли не наши мыли (с :)).
Нештяг блин.
И как нам теперь общаться?
Как молиться существу с кот.такой вот радикальный культурный конфликт?
Есть китайцы, японцы, марсиане. Тоже далёкие мне сущности. Другой язык, другая мораль, другая культура.
Я же не пытаюсь налаживать общение с ними.
А с Богом битте шон. Как к себе домой.
Вот и я. Перестал мочь молиться.

P.S.
И ещё. Про што песни "Уходящее солнце" и "Das Doot"?
С уваж.


Во как. Понимаю. Но слушайте, с чего вы взяли, что у вас с Богом разные системы координат? Я вот тут недавно общался с одним католическим батюшкой, отцом Михаилом, и он мне сказал: «Мы очень недооцениваем могущества Диавола. Диавол — хитрая интеллигентная бестия, и он не ограничен телом и его возможностями, он чистый дух, вдобавок его интеллектуальные возможности невообразимо превышают наши». Это я к чему — как пел Высоцкий, «мы оба пострадавшие». В смысле — мы с Богом.  У Бога ведь с Дьяволом очень серьезные проблемы. Похлеще чем у нас. Мы склонны впадать в монизм, думая, что все происходящее с нами имеет один источник. В некотором смысле это так, но при корне этого источника лег здоровенный булыжник, искажающий его течение. И нас об этом Писание честно предупредило, почему же мы именно источник виним в том, что живем на высохшей и бесплодной почве? Вроде как тыщу раз говорит Писание, что не хотел Бог смерти, не хотел болезни, не хотел беды. Мы ж сами обосрамшись — и об этом там рассказанно в подробностях и непринужденным стилем. Кто яблоко жрал? В смысле — лимон этот, в буквальном смысле чертов? ЦИТРОН? Мне знакомый иудей такой подарил. Праздник Кущей был. Принес мне Вовка это ПЛОД и пару ветвей пальмовых. Большой, красивый. Долго у меня на шкафу лежал, глаз радовал. А потом я понял Адама с Евой — ну интересно же, какой он на вкус? Ну ДО ЧЕРТИКОВ интересно. Я терпел неделю. Потом не выдержал и попробовал. Блять. Там кожура в полметра толщиной, а в самом центре полностью забитое косточками пространство, где должна быть мякоть. Горечь лютая, и дикая кислятина. Есть там нечего и в принципе невозможно. И вот сижу я, во рту как кошки насрали и нет у меня красивого плода, а есть растерзанная полуметровая кожура. И кого мне винить? Бога? В ком Бог жив более, чем в ребенке? Сам Христос об этом не раз говорил. А ребенок раз за разом подбрасывает мертвого стрижа и не понимает, почему он не летит. Там, откуда он пришел, стриж должен полететь. А здесь — нет. И медленно ребенок это начинает понимать. И космос в его глазах начинает гаснуть. Мы и есть эти дети с погасшим космосом в глазах. И Бог плачет, когда это видит. Он не создавал мир ТАКИМ. В зоопарках очень любят устраивать детские площадки, на которых тигрята резвятся с козлятами. А потом наступает взрослая жизнь, и, тяжело вздохнув, одни принимаются жрать других. Как там в анекдоте? «Что это? Такое легкое, красивое, воздушное? Йогурт? Эх, йогурт… Две бутылки водки, пожалуйста». Кто нас заставляет покупать водку? Йогурт тут, рядом, но мы его сами не берем. С чего мы взяли, что Богу посрать на наши беды? Он точно так же как и мы обижаем дьявольщиной, вдобавок эту беду ему устроило не чужое существо, а лучшее из Его собственных творений. Что бы мы чувствовали, если бы один наш ребенок бил и обижал других? А вот так же бы и бегали, спасали что можем и как можем. Бог превращает каждое зло в добро. Ну, правильно — а что еще остается при таком раскладе? Конечно, при всемогуществе можно всю эту мудянку пресечь в момент, но у Бога пунктик — Он не отнимает свободы ни у нас, ни у Дьявола. Дьявол волен срать нам, как ему вздумается, а мы вольны срать друг другу, чем и пользуемся — почитайте ЖЖ. По сети сейчас бродит фото — польские дети, жертвы этнической чистки, которую устроило УПА в ответ на польские чистки украинских сел. Я не к тому, чтобы впадать в бандерофобию, я о другом. Это. Блять. Сделали. Люди. С другими людьми. С детьми. Тут вообще не важно, подлог это фото или нет. И кто это сотворил — УПАшники или переодетые в их форму НКВДисты. Кто-то, сцукко, это сделал. И в любой момент это может повториться — это мы. Люди. Вот так мы поступаем. На месте Бога я бы давно снес все к чертовой матери, накрыл мир очередным потопом. И прожег огнем, для верности. А Он терпит, терпит вместе с этими убитыми детьми. Так, что да — в некотором смысле Его суды не наши суды. И только поэтому мир еще существует. Может, стоит сказать Ему спасибо за долготерпение?
А песни… Они про то, как снова вспыхивает космос в глазах. Пусть на миг, перед самым концом.